Валентин Тимаков: «Переезд на Дальний Восток должен быть государственной услугой»

Интервью с Валентином Тимаковым, основателем Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке
Валентин Тимаков, эксперт в области развития человеческого капитала. Фото: ИА PrimaMedia

Валентин Тимаков, эксперт в области развития человеческого капитала, основатель и первый генеральный директор "АРЧК ДВ", в эксклюзивном интервью для ИА PrimaMedia рассказал о сложностях привлечения трудовых ресурсов в ДФО, о направлении эволюции проекта "Дальневосточный гектар", о своих новых проектах и о многом другом, — сообщает корр. ИА PrimaMedia (Москва).

Ещё три года назад термин "развитие человеческого капитала" мало кто знал в России. Агентства аналогичные "АРЧК ДВ" есть в Австралии, в Сингапуре, у нас же ничего подобного не было. Теперь термин "развитие человеческого капитала" ушёл в массы, его используют и на крупных экономических форумах и на специализированных конференциях. "Человеческий капитал" — понятие, охватывающее все сферы социального бытия индивидуума и формирующее представление о том, что необходимо человеку в современном мире для работы и жизни.

— Вы три года возглавляли АРЧК, вы его создали, расскажите про историю создания.

— Сама идея агентства появилась еще в 2014 году. Фактически весь 2014 год и часть 2015 ушли на то, чтобы эту идею оформить и представить Правительству России, Юрию Петровичу Трутневу (вице-премьер и полпред президента в ДФО) и Александру Сергеевичу Галушке (Министр по развитию Дальнего Востока 2013-2018).

Мое видение было — соединить лучшие международные практики в области развития персонала, подбора персонала, а также существующие возможности государства. И всё это для одной цели – привлечь людей на территорию Дальнего Востока, удержать жителей самого удаленного макрорегиона страны. Это легло в основу концепции АРЧК. Мне повезло стоять у истоков создания Агентства и сформировать первые решения, которые должны быть реализованы силами агентства, сформировать ключевые процессы и инструменты, которыми мы должны пользоваться. Очень важно, что фактически мы создали тот тренд по основанию институтов развития и поддержки человеческого капитала в России. Сейчас такие агентства появились и в Москве, и в Ульяновске, даже на Северном Кавказе создаются. Создана целая ассоциация профессионалов в этой области.

Что касается основных достижений, то, во-первых, системно были разработаны и протестированы решения, которые позволяют любому гражданину переехать на Дальний Восток, найти работу и начать жить. При этом сейчас уже понятно, что переезд на Дальний Восток должен быть государственной услугой. Это когда человек заходит на портал "Государственные услуги", набирает "работа на ДВ", и ему всё показывается: и вакансии, и меры поддержки, которые он должен получить. Нажимает на кнопку и получает билет, который отправит и его, и его семью, и багаж в любой из регионов ДФО. А служба поддержки переезжающих сопровождает сам процесс переезда и трудоустройства, обеспечивает получение всех мер поддержки.

Второе – это программа "Дальневосточный гектар". Она началась непросто, скептиков было ровно 90%. Если бы не поддержка Юрия Петровича Трутнева, было бы ещё тяжелее. Стало ясно, что землю в России можно выдавать в онлайне. Точка. Понятно, что много вопросов, связанных с землей, с правами на землю, с самим порядком использования земельных участков. Это огромный пласт вопросов, но они решаемы.

Третье – это те образовательные мероприятия и проекты, которые стартовали на Дальнем Востоке. Они направлены на определение потребности в работниках на территории ДФО и на подготовку кадров. Это те три направления, которые получат дальнейшее развитие в России, потому что это связано с людьми, повышает качество их жизни и их конкурентоспособность на рынке труда.

— В общем, "три кита".

— К ним можно добавить ещё и четвёртого, самого большого. Это индекс развития человеческого капитала на Дальнем Востоке. Мы разработали уникальный инструмент, который позволяет оценить эффективность действия госпрограмм не только на Дальнем Востоке, но и применим для оценки качества человеческого капитала в любом регионе России. В большинстве случаев, говоря о понятии "человеческий капитал" подразумевают образование и систему подготовки кадров. Но кроме образования, это еще и качество жизни, включая качество медицинских услуг, ее доступность, безопасность граждан, состояние социальной инфраструктуры, это в том числе и деловая и предпринимательская активность граждан, ряд других параметров.

— Расскажите о профессиональных истоках АРЧК. Вы же не с белого листа начинали, был фундамент.

— В начале карьеры я работал в компании "Филипп Моррис", позже "Liggett Ducat" это производители сигарет, в частности — Marlboro. Занимал там разные позиции в системе продаж и развития бизнеса, работал на табачной фабрике, был даже членом дегустационной комиссии. Перешел в HR совершенно случайно, на фабрике Ligget-Ducat в 2001 году сложилась сложная ситуация с профсоюзом и мне предложили включиться в переговорный процесс, с тех пор работаю в этой сфере. И уже будучи директором по персоналу в компании "IBM Восточная Европа/Азия" и в ряде компаний, входящих в “En+ Group Ltd”, — я понял, что будущее – за технологичными решениями. И АРЧК взяло все лучшие идеи, которые у меня появились в "IBM" и других компаниях, где я был руководителем.

— Раз уж мы коснулись темы "Дальневосточного гектара", то скажите, оказались ли готовы регионы к предоставлению земельных участков?

— Когда в июне 2016 года закон стартовал, регионы были застигнуты врасплох. Хотя мы их предупреждали: "Закон вступит в силу, готовьтесь, земли надо будет выдавать". В течение первых двух месяцев регионы вообще не верили, что так можно — не приходя в кадастровую палату, не заглядывая в глаза чиновнику, любой может взять участок через интернет – это нонсенс. Все так говорили. В июне— июле я выезжал в пилотные регионы и глядел в глаза тем самым представителям уполномоченных органов, говорил, призывал к совести, наконец, пугал, что земли придется отдавать. При активном участии губернаторов процесс пошел гораздо быстрее. Также помогала настраивать процесс предоставления земельных участков обратная связь, получаемая нами от граждан, сигналы о нарушениях закона или отказе в выдаче гектаров.

— Каковой, на ваш взгляд, должна быть эволюция проекта "Дальневосточный гектар"?

— Во-первых, необходимо разобраться с правами третьих лиц. Это когда 1 200 000 граждан пользуются земельными участками уже много лет, при этом права не оформили и не стремятся оформить. Получается, что я выбрал землю, которая вроде как свободная, я нажимаю на нее, а оказывается, что эта земля уже занята. Есть ситуация, что даже имеются документы о праве собственности, но нет границ на публичной кадастровой карте, которую использует ФИС. Существование таких проблем — деструктивно и по сути является демотиватором. Это нужно устранять. Нужна капитальная ревизия всех земель, чтобы обладать точной информацией.

Следующее, нужны меры поддержки, которые не только позволяют взять землю, но и заработать на ней. Должна быть создана система гарантированного сбыта продукции. Все, что выращено на гектаре, должно быть гарантированно продано, и человек должен на этом зарабатывать. В мире эта практика существует, сбыт поддерживается, субсидируется. Граждане получают деньги от государства на поддержку тех видов деятельности, которые реализуются на земле. В Японии сумасшедшие деньги на это идут, например, во Франции, Бельгии человек, который содержит пять коров, не может полноценно жить, если только его не финансирует государство. Однозначно должен быть бренд, который поддерживает то, что собирается и продается на Дальнем Востоке. Здесь потенциал имеет сбор дикоросов (ягоды, орехи, грибы и т.д.). Это колоссальная отрасль, с экспортным потенциалом, которая сейчас находится на стыке между лесным и сельским хозяйствами. Посудите сами, в России добывается 3-4% от эксплуатационных запасов дикоросов, в Скандинавии — до 10%.

И задача государства – поддерживать проекты, связанные с созданием онлайн площадок, предоставляющих гражданам возможности продавать, реализовывать продукцию, выращенную на земле, а также использовать заемные средства, получать технику в лизинг. Такие площадки, поддерживающие самозанятость, как воздух нужны. Государство должно это поддерживать вплоть до субсидирования.

— Правда ли, что существование АРЧК необходимо, потому что без специальной организации специалисты в необходимом количестве на Дальний Восток просто не поедут? То есть, необходима постоянная опека, коммуникация между дальневосточными компаниями и их потенциальными работодателями здесь, в европейской части.

— Представьте, создаются новые предприятия, сейчас это свыше тысячи резидентов ТОР и СПВ, а рынок труда на Дальнем Востоке ограничен. Рынок труда всего ДФО – это примерно Петербург и Ленинградская область. Это порядка 3,7 миллиона человек. Это мало. Появляется предприятие, а работников нет. Это один из самых больших рисков любого бизнеса. Мы увидели это на примере алмазогранильной отрасли. Не было специалистов в Приморье, не гранили там алмазы никогда. Существует дефицит и в судостроительстве, и в добыче и переработке нефти и газа. Поэтому должен существовать технический заказчик, который должен формировать техническое задание для системы образования, для органов государственной власти, для субъектов РФ по необходимому количеству кадров. Это одна из ролей АРЧК – формирование технического задания. То есть, нужно понимать — кто нужен, какой квалификации, к какому году.

Далее, необходимо информирование работников и молодёжи о том, какие профессии будут вообще востребованы. Это архиважная задача. Те исследования, которые мы проводили вместе с ВЦИОМ в 2017 году и с рядом других организаций, позволили сделать выводы, а именно, 81% молодых людей на Дальнем Востоке убеждены, что найти работу трудно, четверть опрошенных считает одним из главных препятствий при трудоустройстве отсутствие рабочих мест в регионе. Среди завершивших обучение в течение последних пяти лет не испытывают трудностей с трудоустройством по специальности лишь 31% специалистов со средним профессиональным образованием и 28% с высшим образованием. Таким образом, информирование молодежи о создаваемых рабочих местах и востребованных профессиях, а также информационная поддержка в выборе образовательной траектории поможет значимо снизить отток молодежи из субъектов ДФО. Решением данных задач выступает регулярно обновляемый Навигатор востребованных профессий на Дальнем Востоке.Молодежь уезжает с Дальнего Востока, потому что не понимает, какие профессии нужны, что они будут делать дальше, в чем потребность. Агентство разработало Навигатор востребованных профессий и обновляет его на основании данных получаемых от работодателей, он, конечно, помогает некую информационную брешь закрыть.

Мы верим, что будущее за целевым обучением, когда работодатель формирует спрос на кадры. Он сам заказывает кадры, говорит, какая квалификация нужна, какой вид оборудования будет на этом предприятии использоваться. Иначе мы сталкиваемся с ситуацией, когда вуз воспитывает молодежь, растит, готовит, а оказывается, что эти специалисты не нужны в таком количестве. Есть образовательные проекты, которые реализуются. Год назад мы получили запрос от предпринимателей Дальнего Востока на необходимость понимания того, как им работать со странами АТР. Они ведь рядом. Это рынок капитала в 6 триллионов долларов на расстоянии тысячи километров от Владивостока. Совместно с ДВФУ мы разработали программу ЕМВА "Бизнес в Азии", которая подразумевает подготовку наших предпринимателей по различным направлениям связанным с бизнесом с странах АТР. Скоро состоится первый выпуск студентов— участников этой программы.

— Над какими проектами вы работаете теперь, оставив АРЧК?

— Я продолжаю работать над проектами в области развития человеческого капитала. Это направление, связанное с привлечением квалифицированных кадров на удаленные территории России, а также продолжаю реализовывать технологические IT-проекты по ключевым направлениям деятельности: образование, рынок труда, сельское хозяйство, исследования. Мы получаем запросы от руководителей, акционеров компаний на оказание поддержки по развитию бизнеса. И я сейчас готовлю продукты Integrated people Solutions. Это означает, что рынку сейчас нужны не какие-то точные монорешения, чем большинство кадровых агентств занимается. А нужны комплексные решения, которые бы позволяли управлять стоимостью персонала, вовлеченостью работников. Туда включено все: и как найти людей, как перевести, как воспользоваться мерами государственной поддержки, как удержать, как переобучить, если это необходимо. И все это должно быть скомпоновано в рамках одной услуги. Это Integrated people Solutions. Это то, что сейчас развивается в мире.

Один из наших технологичных IT-продуктов – это "индекс достаточности человеческого капитала", который мы готовим вместе с ФРИИ (Фонд развития интернет-инициатив) и рядом других учреждений. Он позволит не только оценить уровень развития человеческого капитала в регионах, эффективность социальных лифтов, а также составить план мероприятий. Что именно тому или иному региону нужно сделать, чтобы достичь качества человеческого капитала, необходимого для достижения экономических целей. Несколько раз руководители регионов в интервью говорили, что построили мега-супер технопарк, а людей нет, не едут. Что делать? Это вопрос к нам. Мы будем готовить решения.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia