Общество. 03 марта, 19:00
Виктор Федоров: на отстреле волков можно заработать. Фото: Мастерок.жж.рф

Виктор Федоров: на отстреле волков можно заработать

Народный депутат Якутии о том, как одним выстрелом в волка можно убить сразу двух зайцев

3 марта, YakutiaMedia. Ситуация с численностью волков в Якутии остается сложной. Из года в год эти животные продолжают наносить большой урон животноводам республики. Только в 2016 году серые хищники затравили более девяти тысяч домашних оленей и свыше 500 лошадей. Общий урон составил более 140 млн рублей. Мер, предпринимаемых в регионе, по регулированию количества волков недостаточно. Поэтому в последнее время все чаще предлагаются новые способы борьбы с хищником: использование ядохимикатов, петель и так далее. Интересную идею накануне озвучил председатель постоянного комитета Ил Тумэн по экономической, инвестиционной и промышленной политике, предпринимательству, туризму и развитию инфраструктуры Виктор Федоров. Депутат предлагает коммерциализировать отлов волков с привлечением малой авиации. О том, как одним выстрелом убить двух зайцев — сократить численность хищников, при этом получить прибыль, он рассказал корр. ИА YakutiaMedia.

Виктор Федоров

Виктор Федоров. Фото: Василий Кононов

— Виктор Николаевич, на правительственном часе "О мерах по урегулированию численности хищников, наносящих ущерб народному хозяйству" вы предложили решить этот вопрос с коммерческой точки зрения.

— Да, будет мудро, если мы начнем развивать охотничий туризм с привлечением малой авиации. Это же нам также поможет проводить мониторинг охраны природы и отстрела хищников. Тем самым, мы двух зайцев убиваем: уничтожаем волков, зарабатываем на этом, заодно ищем стада и считаем своих оленей.

У нас уже есть желающие туристы в том числе из-за рубежа, которые готовы платить по 10 тысяч долларов за одного волка. Я ради интереса открыл сайты по трофейной охоте в ЮАР. Сейчас убить одного взрослого льва стоит 30 тысяч долларов, следовательно, 10 тысяч долларов за волка – вполне приемлемо. Ради таких целей те же китайцы летят в Канаду и Аляску, что выходит еще дороже. А до нас с Харбина им ближе, следовательно, напрашивается вывод – коммерциализировать этот проект.

Себестоимость одного волка составила порядка 200 тысяч рублей. Иностранный турист готов заплатить 600 тысяч рублей за одного волка. С накрутками на проживание, провоз и кормежку выходит еще 300 тысяч рублей. Из квоты 800 волков, 400 единиц пустить на коммерческую деятельность, тогда природоохрана заработает 120 млн рублей. Тогда на отстрел волков, охотоохрану, численность оленей, на борьбу с браконьерами денег то и не надо.

— Эффективны ли те государственные меры, которые используются сейчас?

— Сейчас мы используем те же способы, какие были у нас при советской власти. В этом году на эти цели было выделено порядка 20 млн рублей. Общий отстрел в год составляет 800 особей. Борьба с хищниками может вестись тремя способами: наземным, воздушным и сейчас еще предлагают травить ядохимикатами. Я сразу скажу, что я против последнего способа. Эти отравленные куски мяса могут попасться той же собаке, лисице, барсуку, и охотясь на одного волка, мы еще десять видов животных можем повредить. Поэтому я против этого. Международная конвенция это запрещает делать и абсолютно правильно. Плюс ко всему наши экологи просто не дадут нам этого делать.

Остается наземный и воздушный способ. Для меня самый эффективный – это воздушный. На сегодняшний день используются вертолеты Ми-2 и Ми-8. Стоимость летного часа Ми-8 составляет 200-300 тысяч рублей в час. Часовой полет на маленьком вертолете Ми-2 стоит у нас порядка 70-80 тысяч рублей. Насколько я понял, Ми-8 использовали в этом году всего 4 часа. Ну что они нашли за 4 часа? Это называется – из пушки стреляем по воробьям. Это неправильно.

Вообще мне кажется, что тендеры у нас заточены под авиакомпанию "Якутия". Одни Ми-2, Ми-8, ну как так может быть? Это не свободный рынок. У меня есть ощущение, что авиакомпании "Якутия", "Полярные авиалинии" со своими недоступными ставками становятся тормозом в развитии народного хозяйства Якутии. 300 тысяч – вертолет, 100 тысяч – самолеты, Ан-2 уже стоит под 100 тысяч рублей.

Более 1 млрд рублей мы каждый год тратим на санавиацию. На ми-8 возим больного с врачом. Больше сажать туда никого нельзя. Даже если попутно летят люди, не имеют права садиться, приходится ждать. Зачем тогда Ми-8 брать? Ну отправьте маленький самолет, чтобы были носилки, и врач мог сидеть. То же самое с лесоохраной и отстрелом волков – те же Ми-8 и Ми-2, которые никак не годятся из-за дороговизны.

— Что вы предлагаете?

— Охотхозяйству не нужен большой вертолет. Волк сейчас весит порядка 50 кг, забросил, да поехал, чтобы лишнего не возили там ничего. Вот, например, вертолет Rotorway A-600 стоимостью 98 тысяч долларов, это примерно 6 млн рублей. Вместимость — два человека, дальность полета — 300 км, скорость — 160 км в час. Бензин АИ 92. Выпускается уже 40 лет. Температурный режим до 20 градусов. И вот в рамках этих 20 млн рублей, которые сегодня на отстрел волков выделяются, мы можем купить три таких вертолета и закрыть эту волчью тематику.

Вертолет Rotorway A600

Вертолет Rotorway A600. Фото: Rotorway A600

— Где будете брать кадры?

— Я считаю, что пилотом должен быть сотрудник природоохраны, а лучше охотохраны, который будет следить за численностью волков, за браконьерами, если надо, то оленей может посчитать. Наше якутское летное училище выпускает 17 человек в год. Из этого количества можно трех парней отобрать, отправить на 4 месячные курсы, да пусть хоть год учатся на охотоведа, потом даем ему вертолет. Мне кажется нужно сделать 4 вертолетные базы: Центральная, Южная часть республики и на северах две базы построить.

— Как это будет работать?

— Государство делает инфраструктуру, а мы ее используем под туристическую область. Нам для этого той же провинции Хэйлунцзян хватит. Там проживает 120 млн жителей, оттуда 400 охотников я гарантировано привезу. Кроме того, наши местные охотники достаточно состоятельные.

— Природоохранное законодательство позволяет тем же китайцам приезжать и отстреливать?

— В Канаде разрешают, а у нас… я не удивлюсь, если у нас будет запрещено. Наше законодательство до того туго закручено всякими маразматическими законами, что теперь вся экономика упала и лежит связанная, не может даже пошевелить хвостом. Моя задача, как законодателя не принимать новые законы, а убирать мешающие развитию народного хозяйства и предпринимательства.

— Кто будет следить за туристом? Не получится ли так, что, охотясь на волка, он еще пристрелит других животных?

— Во-первых, пилотом будет работник природоохраны. Во-вторых, мы везде будет ставить камеры, как ГАИ и смотреть чем занимались, в кого стреляли. Если залетели не туда, то извините, платите за чубуку еще 20 тысяч долларов и больше к нам вы не приедете. Какие проблемы?

— А что делать с трофеем?

— Шкуру снимут и отдадут туристу. Весь мир этим занимается, львов, носорогов – пожалуйста езжай в Африку и стреляй. А я в Якутске сижу и на сохатого не могу лицензию взять. Вы представляете, мне легче в Африку поехать и там лицензию взять.

Охота на льва в Африке

Охота на льва в Африке. Фото: naoxote.com

— Не боитесь, что популяция волков может совсем исчезнуть?

— Баланс то все равно должен соблюдаться. Сейчас у нас порядка 10-12 тысяч волков в республике, ежегодно отстреливается порядка 800 особей. Если падает численность, то квоту нужно сокращать.

— Ваши дальнейшие действия?

— Я предлагаю разработать план мероприятий с использованием малой авиации и с коммерциализацией в части отстрела хищников. В первое полугодие я буду просить, чтобы в рекомендации правительственного часа Дмитрий Васильевич Саввинов записал мое предложение. Комитет по сельскому хозяйству и аграрной политике Ил Тумэна возьмет его на контроль. Будем ждать.

— Спасибо за беседу!

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Депутат Якутии усмотрел в запрете применения яда для уничтожения волков интересы бизнеса

Волки не дали якутским оленеводам выполнить план по поголовью оленей в 2016 году

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia